Смелость города берёт, а слово - защищает

Термин «лаконичность» в значении «краткий, ёмкий» своим происхождением обязан Древней Греции. Именно в этом государстве существовала когда-то Лакония. И как раз к Лаконии относилась суровая и неприступная Спарта.

Жители Лаконии, как и жители самой Спарты, также были людьми серьёзными, сдержанными и не любили, в отличие от утончённых жителей тех же Афин, долгих философских бесед. Все эти глубокомысленные размышления спартанцы считали глупыми излишествами. И действительно, для чего в течение нескольких часов тщетно пытаться убедить собеседника в своей правоте, приводить факты, доказательства, использовать контрдоводы? Зачем? Ведь намного проще в самом начале дискуссии крепко садануть несогласного по сопатке. Тем более практика показывает удивительное единодушие во мнениях приходящих в себя после удара собеседников. Все они, как по волшебству, начинают тут же соглашаться с высказываниями обладателя увесистого кулака.
Кстати, и сегодня, после более чем двух тысячелетий со времён Спарты, техника «опережающего удара-довода» остаётся непревзойденной по силе воздействия на собеседника.

Но разговор, всё же, о другом...

Так вот, жители Лаконии в целом и Спарты в частности не любили долго говорить. Они предпочитали заменять слова делом.
Однажды, македонский правитель Филипп II, захватив и разрушив множество древнегреческих городов, прислал послов и в Спарту со своим ультиматумом. Послы зачитали спартанскому царю послание Филиппа Македонского, в котором тот требовал немедленно сдаться, угрожая жестокой расправой. В письме были слова: «Сдавайтесь! Если я захвачу Спарту силой, если я сломаю её ворота и пробью таранами её стены, то беспощадно уничтожу всё население!».

Спустя некоторое время, послы вернулись в лагерь Филиппа II со слегка смущенным видом. На вопрос своего господина, что же ответил спартанский правитель, послы робко доложили: мол, в целом, лаконийцы согласны с высказанными в требовании мыслями. Согласны, что именно так всё и будет. И едва македонский завоеватель начал выказывать свою довольную улыбку, послы протянули ему письмо спартанского царя Клеомена II, где было вписано лишь одно слово, скопированное из ультиматума самого Филиппа: «Если».
Надо заметить, что ни Филипп II Македонский, ни его сын Александр никогда больше даже не думали нападать на Лаконию.
 
< Предыдущая публикацияСледующая публикация >
  • avatar
  • 0
  • 2547

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.